Вынужденная национализация: что ждет Олега Дерипаску и UC Rusal после введения санкций


Олег Дерипаска

Санкции в отношении UC Rusal выглядят как подарок судьбы для российского правительства, у которого появляется возможность откатать модель «добровольной национализации» крупной частной компании. Такая же судьба может постигнуть активы других богатейших бизнесменов России, сколотивших состояние в 1990-е или 2000-е

Когда-то давно, еще на заре своей олигархической карьеры Олег Дерипаска, как рассказывают, ночевал прямо в цехах Саяногорского алюминиевого завода. Тогда он был вынужден спасаться от местных бандитов, с которыми боролся за контроль над заводом. Теперь бизнесу Дерипаски угрожают люди посерьезнее.

Дональд Трамп запретил американским гражданам и американским компаниям иметь дело с UC Rusal и его главным акционером. Решение американской администрации уже вылилось в обвал котировок акций алюминиевого гиганта. Капитализация UC Rusal упала в два раз. Оценка личного состояния Дерипаски сократилась на $1,3 млрд. Лихорадочной распродажей ценных бумаг компании движет то обстоятельство, что никто не представляет себе, чем дело кончится в конечном итоге. Потеряет ли UC Rusal только лишь американский рынок (это $1,8 млрд из почти $10 млрд выручки) или же падение доходов будет более масштабным.

США угрожают репрессиями не только своим гражданам, но и всем, кто будет иметь дело с Дерипаской и его компаниями. Иными словами, если санкции Трампа будут реализованы последовательно, речь идет о фактическом эмбарго на экспорт алюминия из России. Ведь UC Rusal сегодня — это и есть российская алюминиевая промышленность. Конечно, полностью перекрыть поставки металла не удастся. И Иран, находясь под санкциями, умудрялся торговать нефтью. Вопрос, в каких объемах и по какой цене? По объемам уже сказано выше. Цена же явно будет с дисконтом к рыночным котировкам. Прямые поставки первоклассным потребителям, таким как Boeing и Arbus, уже невозможны. А посреднические схемы по сокрытию страны-производителя имеют свою себестоимость.

Иными словами, российскую алюминиевую индустрию ожидает шок. Каким будет его влияние на 60 000 сотрудников отрасли, сказать сегодня сложно. Очевидно лишь, что американские санкции повлияют не только на Дерипаску, но и, вопреки риторике Вашингтона, затронут «простых людей». Не говоря уже о том, что сокращение притока в страну валютной выручки от экспорта алюминия неизбежно скажется на макроэкономической ситуации.

Какой будет реакция российского государства? Премьер Дмитрий Медведев уже пообещал, что предпринимателям, попавшим под американские санкции, помогут. И вот тут мы приходим к главному. Дальнейшей судьбе хозяина UC Rusal.

Учитывая, что сегодня крупнейшими кредиторами UC Rusal являются Сбербанк и ВТБ, национализация компании выглядит практически неизбежной. Таким же неизбежным представляется и делистинг UC Rusal с крупнейших мировых фондовых бирж. Не может компания, находящаяся под санкциями американского Минфина, быть привлекательной для инвесторов. И не стоит, оставляя алюминиевый концерн в статусе публичной компании, отдавать в руки властей США столь очевидный инструмент контроля.

Стоит ли ожидать вслед за национализацией и делистингом UC Rusal еще и радикальной его реструктуризации — превращения концерна в госкорпорацию, а то и вовсе в старый добрый Главк алюминиевой промышленности?

Двадцать лет назад, когда алюминиевые заводы после краха советской плановой экономики еле барахтались и попали под контроль явного или не столь явного криминала, Олег Дерипаска начал консолидировать отрасль и сумел довести процесс до конца. Предприятия объединенного UC Rusal получили возможность развиваться, а не конкурировать друг с другом, сбивая цены на внешних рынках. Восемь лет назад, монополизировав российскую алюминиевую индустрию и «причесав» ее корпоративную структуру, Дерипаска сумел провести IPO UC Rusal. Еще раньше он научился привлекать долговое финансирование. Тем самым был обеспечен доступ «Русала» к западному капиталу.

Но в чем роль Дерипаски сегодня? Можно спорить о мотивах американцев и степени адекватности их понимания того, как устроены политика и бизнес современной России, но факт заключается в том, что «фактор Дерипаски» является сегодня токсичным. Бизнесмен персонально объявлен врагом американского государства. И уже не важно, что вся эта «персонификация» скорее в пропагандистских целях. Наказать человека из «ближнего круга» Путина выглядит более выигрышно с медийной точки зрения, чем объявить об эмбарго на поставки российского алюминия, обнажив тем самым реальную цель вводимых против РФ мер. Но это действительно не важно.

Важно то, что теперь не понятна роль Дерипаски в российской алюминиевой индустрии. В чем негативный эффект от его участия в делах, понятно. А вот в чем позитивный?

С текущим управлением компании справится менеджмент UC Rusal. Контроль за ним обеспечат незаметные люди из профильного «отраслевого» отдела ФСБ (есть, говорят, такой). А направления стратегического развития утвердит правительство, люди из действительно «узкого круга», которым доверяет Путин. Кем теперь будет Олег Дерипаска? Главой того самого алюминиевого Главка в статусе замминистра промышленности? Это даже не смешно…

Нынешняя история с UC Rusal выглядит как подарок судьбы для российского правительства. Она дает властям возможность откатать модель «добровольной национализации» крупной частной компании «в связи» или «под предлогом» угрозы национальной безопасности. Учитывая, что Вашингтон может назвать «ближайшим союзником» Путина (со всеми вытекающими из этого последствиями) любого человека из списка богатейших людей России, то модель эту можно включить и превентивно. Не дожидаясь, когда Минфин США издаст очередные «Акты», в которых будут фамилии Лисина, Мордашева, Алекперова, Усманова и далее по списку.

И не факт, что владельцы крупнейших состояний будут так уж сопротивляться подобному повороту событий. Вопреки тому, что о них думают в Вашингтоне, эти люди действительно давно уже не «олигархи». И все дело в условиях отказа от формального статуса собственника. Вопрос в другом: а решится ли сам Кремль на радикальные меры в отношении крупного бизнеса.

В любом случае в ближайшие годы богатейших российских бизнесменов ждут непростые времена. Многим из числа тех, кто сколотил состояния в 1990-е и 2000-е, придется уйти на «пенсию». Они, похоже, стали слишком уязвимым элементом в конструкции современной России. Они слишком публичны. Их слишком хорошо знают на Западе.

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.