Власть — народу: зачем Дерипаска отдал управление UC Rusal простым рабочим

Решение выдвинуть рядовых работников алюминиевых заводов в совет директоров UC Rusal беспрецедентно для России. Впрочем, объяснить, как проводился отбор не могут ни в UC Rusal, ни в профсоюзе. Возможно, в компании дословно восприняли заявление США о том, что претензии есть только к Олегу Дерипаске, а не простым рабочим

Разговоры о том, что в России не работают социальные лифты, уже набили оскомину, но Олег Дерипаска, видимо, решил изменить тенденцию: в совет директоров UC Rusal выдвинуты шесть региональных менеджеров и работников заводов. Они должны заменить представителей En+ Дерипаски, которой принадлежит 48,13% акций алюминиевого гиганта. Рассмотрение новых кандидатур состоится на собрании акционеров 28 июня. Впрочем поступок миллиардера имеет практическое измерение: он должны помочь вывести компанию из-под американских санкций. Дело в том, что Минфин США заявлял, что санкции не должны затронуть «трудящихся, зависящих от UC Rusal и его структур».

«Rusal общается с властями США, чтобы понять, достаточно ли будет изменений в менеджменте для снятия санкций», — говорил еще в апреле источник Reuters. Изменения не заставили себя ждать: 24 мая металлургическая компания объявила об отставке топ-менеджмента, включая генерального директора Александру Бурико. Но этих усилий оказалось недостаточно, теперь речь идет о смене состава совета директоров. По словам источников «Коммерсанта», знакомых с ситуацией, выбор заводских менеджеров был не единственным и далеко не самым очевидным вариантом обновления совета директоров. Собеседники издания утверждают, что компания продолжает консультации с Управлением контроля зарубежных активов (OFAC) Минфина США. В Rusal «Коммерсанту» заявили, что избрать в совет директоров представителей заводов предложил Горно-металлургический профсоюз России (ГМПР). «Кандидатов выбирали на заседании совета директоров из предложенных профсоюзами предприятий», — сообщили в компании.

В самом профсоюзе не скрывают, что нововведения связаны с введением против UC Rusal ограничительных мер. «Кадровые изменения — часть антисанкционного плана компании, который направлен на обеспечение стабильной деятельности предприятий Rusal», — говорится в сообщении на сайте ГМПР. В организации указывают, что в состав совета директоров «впервые номинированы представители трудовых коллективов». Чем именно был обусловлен выбор конкретных кандидатур, в профсоюзе не пояснили, ограничившись тем, что «это согласованное между компанией и профсоюзом решение».

Состав выдвиженцев довольно разношерстный — как и география заводов, на которых они работают. Это Алексей Иванов, мастер участка АО «Русал Саянал» (с октября 2010 года — руководитель производства, а до этого — технический специалист завода), Василий Казанцев (старший мастер серии электролизного производства АО «Русал Саяногорск» (работает в Русал с 1998 года), Евгений Вавилов (старший мастер Дирекции по литейному производству ОАО «Русал Красноярск»), Альбина Клюева (менеджер хозяйственной группы административно-хозяйственного отдела управления комбината АО «Русал Ачинский глиноземный комбинат») и Александр Сидоренко (специалист отдела развития производственной системы Дирекции по глиноземному производству АО«Русал Краснотурьинск»). Еще один неожиданный кандидат, которого, впрочем, нет в списке ГМПР, — представитель «Русала» в Красноярске Сергей Попов.

«Принятие такого решения позволит усилить вовлеченность сотрудников в процесс выхода из кризисной ситуации, наступившей в результате введения санкций», — убеждены в профсоюзе. Впрочем, со стороны эта мысль не выглядит очевидной. «Не сталкивалась с такими кейсами в своей практике ни в России, ни в других странах», — говорит эксперт в области HR и контент-директор HeadHunter Нина Осовицкая. По ее словам, многие компании включают рядовых сотрудников в рабочие группы и комитеты, где они могут принимать решения по конкретным вопросам, в которых они компетентны. «Это эффективный подход, поскольку прикладные инициативы могут не родиться в головах топ-менеджеров, но рождаются на местах. Однако решение ввести рабочих в состав совета директоров можно охарактеризовать как беспрецедентное», — резюмирует Осовицкая.

«Вижу, в UC Rusal дословно восприняли слова Стива Мнучина (министр финансов США. — Forbes) о трудолюбивых работниках, к которым претензий нет», — говорит преподаватель кафедры международного права МГУ им.Ломоносова Сергей Гландин. По его словам, новые члены совета директоров сознательно идут на риск появления в санкционном списке. «Поскольку свыше 80% соотечественников ни разу не выбежали за пределы России, речь идет о региональных менеджерах и мастерах с завода, которые сознательно допускают свое включение в санкционный список и не боятся этого, так как с юрисдикцией США вряд ли когда-то будут связаны», — добавляет он. По словам Гландина, США в вопросах введения и снятия санкций тоже руководствуются привычным формализмом. «OFAC — административный орган, его можно сравнить с нашими гаишниками: пересекли двойную сплошную — ждите лишения прав; или с камерами на дорогах: штраф за превышение скорости придет, и неважно, кто был за рулем машины», — говорит он, напоминая, что основанием для внимания санкционного органа США является прямое или опосредованное владение или контроль.

«Желание Олега Дерипаски вывести свои компании из-под санкций хорошо понятно. Но сработает его план через номинальных директоров из числа рабочих, только если UC Rusal засекретит свой менеджмент, как это сделал Промсвязьбанк Петра Фрадкова», — убежден Гландин. По его мнению, в иных случаях OFAC по открытым источникам довольно быстро наберет материал о сохранении реального контроля за бизнесом со стороны Олега Дерипаски, что вряд ли ускорит снятие санкций с алюминиевого производителя.

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.