«Сегодня мы все предприниматели». Правила бизнеса Марка Цукерберга

Создатель Facebook рассказывает об общей цели человечества и экономике знаний, а также отвечает на замечания критиков, которые сетуют, что из-за социальных сетей люди перестали общаться в реальной жизни

У Марка Цукерберга наблюдаются некоторые симптомы синдрома Аспергера — легкой, если можно так выразиться, версии аутизма. Говорят, у него проблемы с человеческим общением — в той его части, которая требует как-то выражать свои и считывать чужие эмоции. Есть в этом своя ирония и свой символизм. Ирония заключается в том, что Цукерберг заработал состояние как раз на том, что позволил знакомиться и общаться людям по всему миру. Символизм же в том, что благодаря ему мы с утра до вечера погружены в свои гаджеты и большая часть нашего общения отныне протекает не в реальном мире.

Как бы то ни было, Цукерберг — один из самых молодых миллиардеров в мире. Его бизнес давно перерос обычную социальную сеть для дружеских переписок. Facebook — огромная база персональных данных, в чем все смогли убедиться минувшей весной во время скандала с Cambridge Analytica. В 2013 году Цукерберг объявил о запуске инициативы internet.org. Ее цель — обеспечить доступ к интернету для миллиардов людей по всему миру. «Представьте себе, насколько полезен будет точный прогноз погоды фермеру или как интересно будет читать электронные энциклопедии детям, у которых нет обычных учебников», — говорится на сайте internet.org. Представьте, в свою очередь, как увеличится аудитория Facebook, когда пять миллиардов людей получат доступ в интернет благодаря ей.

Впрочем, Цукерберга нельзя упрекнуть в корысти. Он равняется на Билла Гейтса: присоединился к инициативе Giving Pledge и планирует отдать 99% своего состояния на то, чтобы «расширить человеческий потенциал и продвигать равенство». А то, что многие называют интернет-зависимостью, трактует как построение экономики знаний. Forbes вспомнил самые яркие высказывания Марка Цукерберга, человека, изменившего наши привычки и пристрастившего к онлайн-жизни.

Для меня Facebook всегда означал людей. Многие считали, что это прихоть, кратковременное увлечение, поэтому я назвал его утилитой. Тем самым я хотел показать, что создание сети и выстраивание отношений — это одно из основных занятий для людей и что это актуальное на все времена средство, а не сиюминутное веяние. Когда управляешь компанией, не стоит стремиться создать что-то крутое, нужно создать что-то полезное и вечное.

Нашему поколению придется иметь дело с тем, что десятки миллионов рабочих мест будут заменены автоматизированными системами, беспилотными автомобилями и грузовиками. Но у нас есть возможность сделать так много вместе. У каждого поколения есть свой знаковый проект. Больше 300 000 человек работали над тем, чтобы человек оказался на Луне, включая того самого уборщика. Миллионы волонтеров спасали детей по всему миру от полиомиелита. Миллионы людей построили плотину Гувера и создали другие великие проекты. Эти проекты не только стали целью для людей, которые в них участвовали, но дали всей нашей стране ощущение гордости за то, что мы можем делать великие вещи. Теперь наш черед делать такие вещи. Вы, возможно думаете: «Я не знаю, как строить плотину или как вовлечь во что-то миллион человек». Но позвольте мне поделиться с вами одним секретом: никто не знает этого, когда начинает. Идеи не приходят к нам полностью в готовом виде. Они становятся отчетливыми, только когда вы начинаете над ними работать. Вы просто должны начать. Если бы я знал все о том, как объединять людей, перед тем как начать, я никогда бы не запустил Facebook.

Фильмы и поп-культура дают нам неверное представление о том, как это работает. Идея, которая приходит к нам как озарение, — это опасная ложь. Такой стереотип заставляет нас чувствовать себя неадекватно, если мы не испытаем этого озарения. Это не дает людям с ростками хороших идей начать.

Знаете, что еще неверно в фильмах, рассказывающих об инновациях? Никто не пишет математические формулы на стекле. Так не бывает.

Хорошо быть идеалистом, но будьте готовы и быть непонятым. Любого человека, работающего с большими визионерскими концепциями, могут однажды назвать безумцем, даже если он прав. Любого, кто работает с комплексом сложных проблем, могут упрекнуть в полном непонимании этих проблем, хотя знать заранее все невозможно. Любого, кто проявляет инициативу, будут критиковать за то, что он делает что-то слишком быстро, потому что всегда есть кто-то, кто хочет, чтобы вы двигались медленнее.

В нашем обществе мы часто не делаем чего-то большего, потому что мы так боимся совершить ошибку. Но если мы ничего не делаем, мы игнорируем то, что некоторые вещи устроены неверно. Реальность такова, что все, что мы делаем, столкнется с проблемами в будущем. Но это не должно удерживать нас от того, чтобы мы начали.

Чего же мы ждем? Для нашего поколения пришло время определиться с тем, что станет таким великим общим делом. Как насчет того, чтобы остановить изменение климата до того, как мы уничтожим планету, и привлечь миллионы людей к производству и использованию солнечных батарей? Как насчет того, чтобы излечить все болезни и привлечь добровольцев, которые бы поделились информацией о своем здоровье и геноме? Сегодня мы тратим в 50 раз больше средств на людей, которые болеют, а не на поиск лекарств, которые бы позволили им вовсе не болеть. Это бессмысленно. Мы должны исправить это. Как насчет того, чтобы модернизировать демократию так, чтобы каждый мог голосовать в онлайне? Как насчет того, чтобы персонализировать образование, чтобы каждый мог учиться? Это в наших силах. Давайте сделаем все для того, чтобы у каждого в нашем обществе была своя роль. Давайте делать большие вещи не только для прогресса, но и для того, чтобы у каждого была цель.

Взявшись за большие важные проекты, мы сделаем первый шаг для того, чтобы создать мир, в котором у каждого есть ощущение цели. Второй шаг — переосмыслить равенство и дать каждому свободу, в которой все нуждаются для того, чтобы ставить перед собой цели. Многие из наших родителей всю свою карьеру работали на стабильной работе. Сегодня мы все предприниматели независимо от того, открываем ли мы компанию или только работаем в ней. И это прекрасно.

Мы все знаем, что мы достигли успеха не только потому, что у нас была хорошая идея, или не только потому, что мы много работали. Мы достигли успеха еще и потому, что нам повезло. Если бы я должен был поддерживать свою семью вместо того, чтобы посвящать все свое время программированию, все могло быть иначе. Если бы я не был уверен в том, что со мной все будет в порядке, даже если Facebook провалится, я не стоял бы здесь сейчас. Будем честными, мы все знаем, как нам повезло.

Я хочу убедиться, что наши продукты используются во благо. Подводя итоги дня, я не думаю о том, обвиняет ли меня кто-то в чем-то. Не может на Facebook все быть абсолютно правильно и хорошо. Это люди. И люди используют инструментарий как для добра, так и для зла. За что мы, очевидно, несем ответственность, так это за распространение добра и за то, чтобы делать все возможное для минимизации зла.

Технологии увеличивают человеческие возможности. У людей есть хорошие стороны, есть плохие стороны. Я верю, что технологии улучшают возможности людей. Я верю, что в целом люди хорошие и, таким образом, технологии дают позитивный эффект.

Есть интересное исследование, которое показывает, что у среднего американца меньше трех близких друзей, к которым он может обратиться в кризисной ситуации. Поэтому я создал внутри компании команду и спросил: «Можем ли мы сделать так, чтобы у среднего человека появился еще один близкий друг?» Речь не о том, чтобы просто помочь связаться с людьми, которых они уже знают, а сделать действительно важное изменение в их жизни.

Учиться как можно быстрее — это одна из основ стратегии нашей компании. Это важнее любой конкретной стратегии вроде: «Окей, так мы построим наилучший мессенджер или вот так мы построим лучшую новостную ленту». Нужно строить гибкую компанию, которая учится так быстро, как это возможно, на том, что люди говорят нам.

В Facebook мы предоставляем большую свободу нашим инженерам, сторонним компаниям и пользователям. Они могут делать то, что считают нужным, и мы им доверяем. Существует баланс между моими идеями и моими пожеланиями и сотрудниками и внешними пользователями. И думаю, определенная степень отстраненности важна.

Искусство менеджмента заключается не в том, чтобы привлекать какого-то суперуправленца для отличных решений, а в том, чтобы позволить людям делать вещи, с которыми вы не согласны. Потому что это способствует развитию творчества, а люди чувствуют, что могут пробовать что-то новое. И это может привести к успеху, даже если вы изначально с этим не были согласны.

Здорово, что любой может сесть и создать что-то, и поделиться с миллионами людей по всему миру, и ему для этого практически ничего не нужно — только программный код и технология.

Если вы начинали тринадцать лет назад в общежитии, создание социальной сети было правильной идеей. Десять лет назад правильным, наверное, было создать мобильное приложение для социального взаимодействия. Сейчас я думаю, было бы важным создать инструмент для более приватного общения.

Я всегда говорю, что нанимать следует только тех людей, на которых вам самим хотелось бы работать. В альтернативной вселенной я счел бы за честь работать на этих людей. Я думаю, что это значит больше, чем иметь каких-то внешних менторов.

Самая важная вещь, которую должны сделать предприниматели, — выбрать что-то, что им сильно нравится, работать над этим, но не погружаться в это полностью, пока оно не заработает.

Людям свойственно волноваться по поводу каждой новой технологии. Критики волнуются, что мы много времени тратим на эту технологию, вместо того чтобы говорить друг с другом. Это изолирует нас. Но люди в своей основе социальны. На самом деле, если технология не помогает нам понять друг друга лучше, она не закрепится и не будет успешной. Можно привести в пример первые книги. Могу биться об заклад, люди говорили: «Зачем нам книги, когда можно просто поговорить друг с другом?» Читать следует, чтобы глубоко погрузиться в опыт другого человека, так? То же самое с газетами, или телефонами, или телевизорами. Скоро этой технологией [которая всех объединит] будет виртуальная реальность.

Наше будущее — это экономика знаний. Если мы подключим всех к сети, мы не только улучшим их жизнь, мы улучшим свою, поскольку мы выиграем от их идей и продуктивности. Дать всем возможность подключиться — это фундамент экономики знаний. Это не просто вещь, которую неплохо было бы сделать, — это фундаментальный и необходимый шаг.

При подготовке статьи были использованы материалы Recode, Harvard Business Review, Freakonomics.com, Fortune, Business Insider

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.