Нулевая «Сумма»: как государство отвернулось от Зиявудина Магомедова


Зиявудин Магомедов

Тверской суд Москвы сегодня решит вопрос об аресте владельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. Почему миллиардера преследуют неудачи и в чем могут быть претензии со стороны властей

Следственный департамент МВД России просит суд арестовать совладельца компании «Сумма» миллиардера Зиявудина Магомедова. Официальные причины пока не называются. Пресс-служба Тверского суда столицы сообщает, что решение об аресте могут принять в субботу, 31 марта, после 15:00. «Интерфакс» со ссылкой на источники уточняет, что вместе с владельцами компании Зиявудином и Магомедом Магомедовыми задержан глава компании «Интекс», входящей в холдинг, Артур Максидов. Также была задержана гендиректор группы «Сумма» Лейла Маммедзаде. 

Миллиардера задержали вечером в пятницу, 30 марта на 48 часов. По данным источников The Bell, в тот момент Магомедов собирался вылетать США. В пресс-службе «Суммы» к моменту публикации материала не смогли прокомментировать Forbes ситуацию.

Также в пятницу сотрудники ГУЭБиПК МВД и службы экономической безопасности ФСБ провели серию обысков в коммерческих структурах Зиявудина Магомедова, сообщает «Коммерсант». Следственные действия связаны с уголовным делом о хищении более 752 млн рублей в ходе строительства стадиона в Калининграде, на котором пройдут матчи чемпионата мира по футболу 2018 года. Дочерняя структура «Суммы» — «Глобалэлектросервис» — была подрядчиком на первых этапах строительства стадиона.

Компания должна была подготовить площадку на острове Октябрьский под строительство стадиона. В 2014 году «Глобалэлектросервис» провела эти работы, в частности, для укрепления слабых грунтов было использовано 1,6 млн т песка. Сдавал их гендиректор «Глобалэлектросервиса» Эльдар Нагаплов, а принимали — бывший министр строительства Калининградской области Амир Кушхов и заместитель главы регионального управления капитального строительства Сергей Трибунский.

По версии следствия, работы были проведены плохо, в частности, претензии возникли к качеству песка. Впрочем, в самой компании утверждали, что песок был нужного качества, но «изменил структуру» из-за того, что работы проводились в болотистой местности.

Уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) было возбуждено калининградскими правоохранительными органами еще в августе 2014 года. Летом 2017 года были арестованы Кушхов, Трибунский и заместитель гендиректора компании «Глобалэлектросервис» Хачим Эристов. Нагаплов был арестован заочно, так как успел скрыться.

В правительстве Калининградской области отказались ответить на вопрос, связано ли дело, по которому задержаны Магомедовы, со строительством стадиона. Собеседник Forbes отметил, что представители следственных органов к ним за информацией не обращались, однако в 2017 году Кушхов был уволен по итогам внутренних проверок в части строительства стадиона «Арена Калиниград», и материалы от местных контрольных органов были переданы в правоохранительные органы в установленном в таких случаях порядке.

Последние годы уроженец дагестанского села Шошота миллиардер Зиявудин Магомедов активно выстраивает имидж предпринимателя, увлеченного новейшими технологиями. Несколько раз в год он летает в Кремниевую долину, увлеченно рассуждает в интервью Forbes о принципах sharing economy и входит в совет директоров проекта Hyperloop One, в который через фонд Caspian VC вложил порядка $10 млн. Однако в России дела группы «Сумма», которой владеет бизнесмен (вместе со старшим братом Магомедом), уже давно идут не лучшим образом.

Бизнес «Суммы» всегда был связан с государством, ее резкий взлет пришелся на годы правления Дмитрия Медведева. В 2011 году партнерство с «Транснефтью» и крупные господряды помогли Зиявудину Магомедову войти в список Forbes с состоянием в $750 млн, а спустя три года стать долларовым миллиардером. Но в какой-то момент государство отвернулось от «Суммы» — когда в президентское кресло вернулся Владимир Путин, а политики из команды Медведева (например, Аркадий Дворкович, который учился вместе с Магомедовым в МГУ) начали терять влияние. Forbes вспоминает хронику крупнейших потерь и неудач Зиявудина Магомедова.  

Сломанный трамплин

Владимира Путина редко можно было увидеть в таком гневе. «И вице-президент Олимпийского комитета страны занимается вот такой стройкой?» — задыхался он от ярости, пока замглавы правительства Дмитрий Козак сбивчиво пытался объяснить, почему сроки сдачи трамплина «Русские горки» в Сочи сорваны, а смета выросла с 1,2 млрд до 8 млрд рублей. Самого вице-президента Ахмеда Билалова на той встрече в феврале 2013 года не было. Она стала для него роковой. Выйдя после разноса Путина к журналистам, Козак заявил, что Билалов может искать новую работу. Вскоре пришлось искать и новое место жительства — Билалов уехал сначала в Германию, затем в Великобританию, а в России против него завели уголовное дело о злоупотреблении полномочиями.

Билалов — двоюродный брат Магомедовых. Он же стоял у истоков их первого бизнеса — компании «Интерфинанс», которая управляла активами «Зарубежнефти», и банка «Диамант». Не прошло и недели с момента сочинского скандала, как Федеральное агентство железнодорожного транспорта (Росжелдор) подало иск к инжиниринговой компании «Стройновация», входящей в группу «Сумма», на 5,05 млрд рублей.

Государство требовало вернуть аванс, выданный на строительство железной дороги «Кызыл-Курагино». Этот подряд «Стройновация» выиграла в 2011 году, обойдя в том числе структуры Аркадия Ротенберга. За 44,3 млрд рублей «Сумма» обещала построить 147 км дороги в Республике Тува, без которой нельзя было начать разработку Элегестского месторождения коксующегося угля — одного из крупнейших в России. Иску Росжелдора предшествовала проверка, которую первый зампред правительства Игорь Шувалов поручил провести Минтрансу. Госаудит выявил, что «Стройновация» срывает график производственных работ. В итоге контракт с компанией Зиявудина Магомедова был разорван.

Впрочем, основные проблемы у «Суммы» были впереди. В 2015 году Магомедов в последний раз попал в рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Тогда сумма выигранных им господрядов составляла 49,4 млрд рублей. Крупнейшим был контракт на почти 24 млрд рублей — за эти деньги «Стройновация» должна была построить объекты транспортного узла Восточный — Находка в Приморском крае. Кроме того у компании был заказ на 10,5 млрд рублей на строительство железнодорожных парков и развитие железнодорожной станции Новороссийск. А с Росавиацией был заключен контракт на строительство аэродромов в калининградском аэропорту Храброво за 3,1 млрд рублей.

Именно с этим объектом оказался связан один из самых болезненных публичных ударов по репутации «Суммы».

В июле 2016 года с инспекцией в Храброво приехал Игорь Шувалов и не смог сдержать эмоций. «Аэропорт находится в ужасном состоянии!», — восклицал он, не обнаружив на строительной площадке ни людей, ни техники. Вскоре Росавиация оценила отставание «Стройновации» от графика на девять месяцев, контракт был расторгнут, а аэропорт сменил собственника — им стал «Новапорт» Романа Троценко.

Закрытое море

В мае 2017 года РБК со ссылкой на источник, близкий к «Сумме», сообщил, что Зиявудин Магомедов намерен продать «Стройновацию», которая окончательно увязла в финансовых проблемах, потеряв помимо Храброво целый ряд крупных подрядов. Бизнесмен также искал покупателя на компанию «Глобалэлектросервис», которая строила ЛЭП и электростанции и недавно лишилась части контракта на 13,2 млрд рублей на строительство ТЭЦ в городе Советская Гавань для «Русгидро». 

Через пару месяцев иски почти на 300 млрд рублей к «Стройновации» подал Новороссийский морской торговый порт (НМТП, владеет также портами Приморск и Балтийск). Речь в иске шла об одной из поставок на НМТП: расплатиться за нее должна была «Стройновация», которая этого не сделала. Суд взыскал с компании почти 180 млрд рублей. Пикантность иска заключалась в том, что одним из основных собственников НМТП является как раз «Сумма». НМТП, Fesco и «Трансконтейнер» — так Магомедов описывал ключевую тройку российских активов в прошлогоднем интервью Forbes. 

Партнер «Суммы» в НМТП — «Транснефть», они с на паритетных основах владеют компанией Novoport, в собственности которой 50,1% портового оператора. Напрямую «Транснефть» владеет еще 10,5%, а «Сумма» — 2,75% акций НМТП. Еще 20% принадлежат Росимуществу. Контроль над НМТП «Транснефть» и «Сумма» получили в 2010 году — порт стал крупнейшим и наиболее доходным активом для Магомедова. К тому моменту у него были очень хорошие отношения с «Транснефтью», которая долгое время обеспечивала «Стройновацию» заказами на строительство трубопроводов. НМТП , а «Транснефть» долгое время обеспечивала «Стройновацию» заказами на строительство трубопроводов.

Но уже в 2013 году между партнерами разгорелся корпоративный конфликт: «Транснефть» потребовала сменить совет директоров НМТП, заявив, что тот не учитывает ее интересы. Затем конфликт был разрешен, а «Сумма» долгое время объявляла о своем желании принять участие в приватизации 20% НМТП. Но в февраля 2018 года стало известно, представители «Суммы» не попадут в список кандидатов в новый совет директоров НМТП. Зато «Транснефть» выдвинула сразу пять кандидатов. В пресс-службе «Суммы» это объясняли тем, что в Novoport по поручению правительства началась юридическая реструктуризация. А меньше чем через месяц стало известно о том, что ФАС одобрил ходатайство «Транснефти» о покупке доли «Суммы» в Novoport. Надежды Магомедова не оправдались — в «Сумме» решение о выходе из НМПТ объяснили задержками с приватизацией. На сегодняшний день, исходя из котировок НМТП на Московской бирже доля «Суммы» оценивается в 41 млрд руб.

Эти деньги для «Суммы» явно будут не лишними, учитывая в каком бедственном состоянии пребывает второй актив из «стратегической триады» Магомедова — один из крупнейших транспортных операторов в России FESCO (у «Суммы» 32,5%). Начиная с 2016 года Fesco находится в состоянии перманентного дефолта по рублевым облигациям и евробондам. Для реструктуризации долга ($885,1 млн в августе 2017 года) «Сумма» в прошлом ноябре вязла кредит у ВТБ $680 млн, заложив госбанку 50% в Объединенной зерновой компании (ОЗК). Поручителем по кредиту выступает Якутская топливно-энергетическая компания Магомедовых. Три месяца назад она не смогла полностью исполнить оферту на 694 млн рублей по выкупу акций у недовольных миноритариев. 

Сошли с пути

Не лучше обстоят дела «Суммы» и в «Трансконтейнере», крупнейшем операторе контейнерных перевозок (около 47% рынка перевозок по железной дороге в России).У Магомедова в этой компании 25% акций, которые достались «Сумме» в 2012 году вместе с Fesco. Неудобный партнер — вновь государство, 50% + 2 акции «Трансконтейнера» принадлежит РЖД. Как и в случае с НМТП «Сумма» давно пытается выкупить пакет госмонополии.

В мае 2017 года Магомедов написал Путину письмо в котором просил президента поддержать продажу «Сумме» контроля в «Трансконтейнере» и обещал за счет интеграции с Fesco и НМТП создать для экономики мультипликативный эффект в 560 млрд рублей. Один раз у Магомедова уже получилось провернуть подобный трюк с нефтяным бизнесом, когда за счет партнерства с «Транснефтью» в НМТП он получил контроль за всей цепочкой: от добычи до продажи на мировые рынки. На этот раз против идеи миллиардера немедленно выступили РЖД, увидев в ней риски монополизации, и припомнив Fesco ее финансовые проблемы.

Рано или поздно РЖД из капитала «Трансконтейнера» выйдет: ярым сторонником внесения этой доли в план приватизации активов железнодорожной монополии является Игорь Шувалов. Велика ли вероятность того, что пакет РЖД достанется «Сумме»? К оператору давно присматриваются Владимир Лисин и РФПП. Но недавно у Магомедова появился новый конкурент, продвинувшийся дальше прочих.

В начале этого года РБК сообщил о желании Романа Абрамовича и Александра Абрамова поучаствовать в приватизации «Трансконтейнера». Стартовые позиции у партнеров более чем хорошие: в декабре их компания «Енисей Капитал» уже вошла в капитал оператора, выкупив 24,5% «Трансконтейнера» у НПФ «Благосостояние», пенсионного фонда РЖД. 

Зиявудин Магомедов: «Никуда мы не уйдем от нашего проклятия, везде труба»

Leave a Comment